Публикация 2017-12-06 05:34:58 по Окружающий мир от панча >><<

Охрана природы реки Енисей

Ответ оставил zimbo

ПроизводствоРеки: Енисей и АнгараРеки Сибири восхитили А. П. Чехова своей мощью и красотой. «...В своей жизни я не видел реки великолепнее Енисея,— писал он.— Енисей могучий, неистовый богатырь, который не знает, куда девать свои силы и молодость... В берегах Енисею тесно. Невысокие валы обгоняют друг друга, теснятся и описывают спиральные круги, и кажется странным, что этот силач не смыл еще берегов и не пробуравил дна. На этом берегу Красноярск, самый лучший и красивый из всех сибирских городов, а на том — горы, напомнившие мне Кавказ, такие же дымчатые, мечтательные. Я стоял и думал: какая полная, умная и смелая жизнь осветит со временем эти берега!.. Много у меня было разных мыслей, и все они путались и теснились, как вода в Енисее, и мне было хорошо...»
Енисей и Ангара навеяли В. Шишкову образ безлюдной, дикой и капризной Угрюм-реки: «Картина была привольна, дика, величественна,— писал он.— Скользящая масса воды замыкалась с одной стороны скалистым, поросшим густолесьем берегом, с другой — сливалась с синей далью горизонта. Вечерами ходили вдали туманы, а утренней зарей тянулись седые низкие облака. Когда вставало солнце, всегда начинался легкий ветерок, и рябь реки загоралась. Ни деревень, ни сел...»
Казалось, время не властно над Енисеем и Ангарой. Но в середине XX в. было принято решение перекрыть Ангару, так как экономически эффективный потенциал ее потока, который уже сегодня может быть поставлен на службу народному хозяйству, оценивается в 20 млн. кВт. Пять гидроэлектростанций задуманы на этой реке. Четыре из пяти — гиганты, мощностью 4—5 млн. кВт каждая. Первой из них была построена Братская ГЭС.
Строительству Братской ГЭС посвящены поэма «Братская ГЭС» Е. Евтушенко, «За далью даль» и цикл сибирских стихотворений А. Твардовского. А. Твардовский так воссоздает перекрытие Ангары: Так вот он — сам Падун-порог В просторном створе берегов!.. Хмелен от собственных щедрот, Сугробы пены гонит он К подножью каменных ворот, И звон окрест стоит и стон. Стой и гляди. Запоминай, Таков он был, Падун-порог, Таков он был, окрестный край, Когда уже им вышел срок. В тот срок у запертых ворот Над белопенным Падуном Сомкнулась толща тяжких вод И стала кипень тихим дном. И плавно поверх Падуна Морская двинулась волна. На глубине утих порог, Умолк его могучий рог Навек. И часть красы земной Ушла, чтоб место дать иной.
Поэтические строки А. Т. Твардовского интересны и с чисто экологической стороны. Рассказывая о перекрытии Ангары, он задумывается над неэкологической ценностью природы:
За эту стройку для веков 
Тобой заплатим, брат, 
Твоею пенной сединой, 
Величьем диких гор,—
говорит он, обращаясь к порогу Падуну.
Природа осмысляется, как ценность нравственно-эстетическая, как одно из составляющих духовной культуры человечества, и размышления поэта заставляют задуматься над тем, что не все утраты (и не только материальные, но и духовные) восполнимы:
Придет иная красота На эти берега, Но, видно, людям та и та Нужна и дорога.
Строительство Братской ГЭС не всегда велось так, как представляется правильным с экологических позиций сегодняшнего дня. Недоумением и в то же время восхищением проникнут рассказ В. Распутина о последних днях Матеры, острова, который должен быть затоплен при перекрытии Ангары. До символа, олицетворяющего могущество природы, вырастает «царский листвень» — величественная лиственница, возвышающаяся над всеми лесами острова. Его пытались сжечь, срубить, спилить бензопилой, но «царский листвень» не шелохнулся в ответ. И люди отступили, ушли с острова. «Чуть склонившись, он, казалось, строго и внимательно смотрел на нижний край острова, где стояли материнские леса.






Оцени ответ
Не нашли ответ?

Можно поискать его через поиск.

Найти ответы

Загрузить картинку